Такой вот Циннобер

Такой вот Циннобер
Книги / Необычное / Улыбнись
03:12, 15 октября 2022
50
0

Первая часть Халява


«Вы спрашиваете, откуда в наш мир приходит инфернальное зло? Через обычных людей, таких, как вы или я. А все начинается с невинного желания получить что-то на халяву. Никто на самом деле не хочет работать до седьмого пота, расходуя собственное время и силы. Это всякие мотиваторы нам внушают – вы можете, вы талантливы, дерзайте! Мы бы и рады, простые люди, да только часто и не можем, и талантов каких бы то ни было лишены. Трудимся, копошимся всю жизнь, как муравьи, а что в итоге получаем? Пшик. Ни денег, ни уважения, ни заслуженного покоя – ничего.
Но халява! Кто ее не любит? И не задумываемся мы, простодушные, что искушение – это ворота в ад. Жизнь – та же лотерея, и то одному, то другому выпадает счастливый, вроде бы, билет. Но фокус-то в том, что на самом деле халявы не бывает и проданную душу обратно не вернешь.
Что, господин следователь? Вы просили рассказать, что случилось, а не вот это? Прошу прощения, у меня в голове все перепуталось. После того, как ваши молодчики меня избили... Нет, это не претензия, упаси Бог, как можно. Они на государственной службе, а значит, все сделали правильно. Хотел только сказать, что от удара по голове в мозгах у меня что-то испортилось. И теперь я плохо понимаю вопросы. Да, кончаю болтать, извините. Итак...
Я давно мечтал сходить на лекцию знаменитого художника А. В. Пупкина. Как произнес? Ну, как есть – Пу-п-ки-н. Странно выговариваю? Это потому, что после встречи с вашими вояками у меня двух передних зубов не хватает... Да-да, все, заткнулся. То есть, продолжаю. Я очень много о нем слышал. Читал всякие книги о его творчестве. И выступление видел по телевизору, в программе «Современники». Красивый такой мужчина, импозантный... И рассказывал интересно. Поиски своего стиля в искусстве, творческий путь, это вот все. В общем, купил я билет. Захожу в зал – а лекция уже началась, меня еле пустили – смотрю, а за кафедрой... Он, Пупкин, а вроде и не он. То есть, я его сразу узнал, да только не таким он мне по телепередаче запомнился. От импозантности не осталось и следа. Низенький такой, простоватый мужичок, из тех, кого Оруэлл называл «пролами». А за спиной как будто темная тень маячит. Огромная, с широкими крыльями... Подсветка, говорите? Нет, это была не подсветка. Я сам видел, как она шевелилась и как покачивался из стороны в сторону черный венчик у нее над головой. Не то рога, не то адская какая-то аура... Ангел, говорите? Ну, если ангел, то не иначе, как из преисподней.
Я так удивился, что и не расслышал сперва, что говорил этот... Пупкин. А когда прислушался... Боже правый, какой бред он нес! И как! Сплошная нецензурщина! Налет интеллигентности растаял, как иней на стекле, и миру явилась непотребная суть. А что же зрители? Они аплодировали, как ни в чем не бывало! 



Восторженно и неистово, разве что «браво» не кричали и ногами не топали, как в цирке. Будто не им рассказывал этот гнусный тип, как – ни много, ни мало – продавал душу дьяволу! И получил за это талант художника. Вернее, не талант даже – потому что талант, он всегда от Бога – а признание, похвалу, деньги за свои бездарные каракули. Ценность картины, как многие думают – в глазах смотрящих, в кошельках покупающих, в рецензиях придворных лизоблюдов и хвалебных выкриках слепой толпы. А вот и нет! Искусство ценно именно как искусство, а не как... Все-все, простите ради Бога. Я не нарочно увожу в сторону, у меня было сотрясение мозга, и мне трудно излагать мысли связно.
А дальше... на стене, на белом экране, начали показывать слайды – картины Пупкина. Его всемирно известный «Сеятель», помните, конечно? Такой одухотворенный, светлый образ мудреца и учителя. Да, тот, который сеет разумное, доброе, вечное... И можете себе представить мое изумление, когда из проектора на свет явилась эта мерзкая образина. Неумело намалеванный человек – знаете, как дети рисуют... только еще хуже, гротескный такой, черт ушастый... И ладно бы только это. Но как же он жутко ухмылялся, с какой издевкой... как сам нечистый. А по углам картины, слева и справа от его головы всякая похабщина красовалась, такая, что я даже повторить не могу. Ну хорошо, только тихо, но мне, и правда, неловко: «...». Да, вы правильно расслышали – «...»!
Я? Издеваюсь? Говорите, там патриотические лозунги написаны, всякие замечательные слова о верности, дружбе и любви, и цитаты из Святого Писания? Да, конечно, они должны там быть, все знают, что они там... но... их там не было! А вместо этого – «...». Вот вам честное слово, господин следователь, слово честного человека. Своими глазами видел. Все-все. Понимаю. Я, наверное, не здоров. Эти ваши заплечных дел мастера, они ведь меня не только били. Они... ну вы же сами знаете. У меня от болевого шока сознание помутилось, вот и говорю невесть что. Не надо никого звать. Я, как эту скверну увидел, сначала оцепенел. А потом догадался, кто такой этот Пупкин А. В. Это же гоффмановский Крошка Цахес Циннобер! И если вырвать у него три огненные волосинки, колдовские чары развеются – и тогда все узрят его мерзость и позор. Правда, у того и вырывать было нечего – у «прола» этого лысого... и кто его знает, где у него те волосинки. Но я все равно ринулся на сцену, выдернул у господина Пупкина из руки микрофон, да как закричу: «Смотрите, смотрите, у него дьявол из-за спины рожи корчит!»
А потом... ну, меня, конечно, сразу скрутили. Больше я сделать ничего не смог. А что собирался? Да ничего. Сам не знаю, что на меня нашло, господин следователь. Не надо меня бить. Я же говорю, не было у него никаких огненных волосинок, у этого Циннобера. И сила его – не знаю в чем. Да и никто, наверное, не знает. Иначе давно бы сокрушили его, да только зло несокрушимо...
Нет, нет... Ради всего святого, не зовите ваших палачей... Я больше не могу... Я сделаю все, что вы хотите. Все-все. Да, конечно, разумеется... где эта бумажка? Все прочитаю, все скажу, как надо... Одну минуту, простите, глаза слезятся... сейчас...»

< Камера. Мотор. >

«Я сожалею и каюсь, что позволил себе хулиганскую выходку, порочащую имя великого русского художника, Александра Валерьевича Пупкина... нашего национального достояния, светоча нашей духовности и культуры...»

 

Источник: проза.ру

Автор: Джон Маверик

 

Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии (0)
Топ из этой категории
Прыжок Прыжок
У каждого из нас есть свои страхи. Я, например, боюсь высоты. Началось это в Одессе. Спустя пару месяцев после приезда...
27.01.23
0
0
Секреты ухода за одеждой Секреты ухода за одеждой
Вы придерживаетесь таких знаков на одежде? Все знаете и поступаете правильно? Или иногда не знаете что делать с вещью?...
26.01.23
34 745
0